Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Подписка на рассылку

Сетевое партнерство
РИЖАР: журнал рецензий
Сидоров А.И. В ожидании Апокалипсиса. Франкское общество в эпоху Каролингов, VIII-X века. М.: "Наука", 2018

Помпоний Мела. Хорография / Под общей редакцией А. В. Подосинова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2017. – 512 c.

Марей А.В. Авторитет, или Подчинение без насилия. - СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2017. — 148 с.


Ауэрбах Э. Данте – поэт земного мира. Пер. с нем. Г. В. Вдовиной. Послесл. И. Н. Лагутиной. М.: РОССПЭН, 2004. 208 с.

Добавить рецензию | Мои рецензии

 
1941 год XX век агиография Александр I Англия аннотация античность антропология археология Британия варяги Великая Отечественная война Великая отечественная война Великобритания Византия Витгенштейн власть и общество Возрождение Восточная Европа Вторая мировая война геноцид геральдика Германия гражданская война Декабристы документы Древняя Греция Древняя Русь Европа Западная Европа идеология имагология Испания историография историописание исторический источник историческое знание историческое познание история история Европы история исторического знания история культуры история России История России история России XVIII в. история России второй половины XVII в. история России первой четверти XVIII в. история США история университетов история Франции Италия каролинги Китай колониализм Куликовская битва Латинская Америка международные отношения микроистория ММКФ Москва национализм Ницше новая история Новое время новое время обзор Первая мировая война Петр I политическая история Польша Прибалтика репрессии Реформация рецензия Рим Российская империя Россия Россия XVIII в. Санкт-Петербург славяне советская историография социализм социальная история социология Средневековая Русь средневековый город Средние века средние века СССР Сталин США Тихоокеанская война Украина учебник философия франковедение Франция Французский ежегодник холодная война христианство
Ауэрбах Э. Данте – поэт земного мира. Пер. с нем. Г. В. Вдовиной. Послесл. И. Н. Лагутиной.  М.: РОССПЭН, 2004. 208 с.

Ауэрбах Э. Данте – поэт земного мира. Пер. с нем. Г. В. Вдовиной. Послесл. И. Н. Лагутиной. М.: РОССПЭН, 2004. 208 с.

Творчество выдающегося немецкого литературоведа Эриха Ауэрбаха (1892–1957) остается основополагающим вкладом в теорию литературного текста. Ранняя книга о Данте (1929 г.), посвященная особому характеру художественного реализма «Божественной комедии», намечает и развертывает вопросы, определившие в дальнейшем направление его исследовательских поисков. Их грандиозным увенчанием, как известно, стал «Мимесис: Изображение действительности в западноевропейской литературе» (1946 г.; русский перевод А. В. Михайлова, 1976 г.). В духе философии Джамбаттисты Вико самая специальная и «узкая» история изобразительного метода в литературных текстах открывает автору путь к достоверной характеристике европейского общества и культуры в полноте и силе их исторических моментов. 

Исследование о Данте предварено историческим обозрением путей раскрытия «идеи и судьбы» литературного героя в литературе до «Божественной комедии» (первая глава). Подобно мифу, литературная ткань эпических поэм Гомера прирастает из априорного представления о раз и навсегда состоявшейся сущности персонажа. Ей отвечает последовательность и сумма однородных поступков, складывающихся в судьбу. У греческих трагиков главенствует финальный момент совершающейся судьбы. В таком контексте рождается платоновское отвержение поэзии как лживого искусства – не способного к подлинному наблюдению и показу жизни. Аристотель встает на защиту поэтического творчества как своего рода философской практики. Согласно Аристотелю, литературная форма призвана превозмочь беспорядочность и разобщенность чистого опыта мира. Он описывает литературу как введение формы в хаотичную материю жизни – конструктивный акт, обнажающий подлинные сущности бытия. Повседневную жизнь, приравненную, таким образом, к метафизическому небытию, античная эстетика оставляла в сфере низкого и комического изображения. Взрывая эти убеждения, христианский реализм новозаветных текстов стал явлением в мир литературы самой бездны земной неупорядоченности как залога финального торжества неземной правоты. Перипетии земного существования для страждущей души приобретают цену и смысл в силу долга христианина вступить в противоборство с реальностью и превозмочь ее. 

Эрих Ауэрбах

Юношеские стихи Данте (вторая глава книги) вырастают в условной драматургии «нового сладостного стиля» и по-настоящему не выходят за ее конвенциональные рамки. По мысли Ауэрбаха, к «Божественной комедии» Данте приводит не «творческая эволюция», а крушение собственной политической судьбы, окончившееся чем-то вроде поэтической сублимации «воли к власти». В «Комедии» (предмету и композиции которой посвящены две следующие главы) Данте сумел стать творцом самой достоверной и впечатляющей человеческой картины, вменив ей как путь определения христианскую эсхатологическую перспективу. Эсхатология конечной судьбы выступает в роли изобразительного метода, способного привести к единству и убедительности поэтических образов. 

Ауэрбах заставляет видеть изощренный интеллектуализм Данте, тесно сопряженный с миром схоластической теологии, в частности, томистской концепцией человека как непреходящего единства тела и души. Местоположение и состоящие душ в загробном мире, абсолютно индивидуальное в смысле их прежних земных дел и страстей, является продолжением, усугублением, окончательным закреплением этих дел и этих страстей при полном сохранении предельно индивидуальной, личной сущности и судьбы каждого. Воплощая провиденциальный мировой порядок, Божий суд, у Данте, утверждает взаимосвязь человека и его истории, делая наглядной саму идею индивидуальности, обнажая скрытое от глаз в обыденной жизни существо человеческих характеров, находящих для себя мерило в справедливо судящей судьбе. От строгости и однозначности определения и истолкования реальность жизни только выигрывает в своей чувственной очевидности; становится необыкновенно отчетливой и ощутимой. Каждое событие может быть только предельно волнующей картиной: благодаря экрану загробной судьбы, зрение обретает новую, напряженную остроту, которая не позволяет глядеть на что бы то ни было как на обыденное, разрозненное, неинтересное.


Автор:  © Игорь Дубровский
Тип:  Рецензия

Возврат к списку